Президентская библиотека раскрывает секреты оперы «Евгений Онегин»

07.05.2019

7 мая 2019 года весь музыкальный мир отмечает 179-й день рождения Петра Ильича Чайковского. Для почитателей творчества композитора этот год особенный — в конце марта исполнилось ровно 140 лет со дня первой постановки одного из главных шедевров Чайковского — оперы «Евгений Онегин». Композитор работал над ней в России, Швейцарии, Италии, Франции… Всенародную славу произведение, несмотря на сомнения композитора, завоевало сразу.

«Будучи заранее убеждён, что его новое детище не годится для настоящей оперной сцены, Чайковский <…> заручился обещанием Н. Г. Рубинштейна поставить его „Онегина“ в консерваторском спектакле, на что тот, конечно, охотно согласился: обеспечив себе возможность услышать своё произведение хотя бы однажды, Пётр Ильич ревностно принялся за работу», — пишет Н. Д. Кашкин в своих «Воспоминаниях о П. И. Чайковском».

Тургенев, побывавший на репетиции оперы в феврале 1879 года, писал Клоди Виардо, дочери знаменитой певицы: «Музыка показалась мне очаровательной: горячая, страстная, юная, живописная, поэтическая…" И хотя, как отмечал Кашкин в своих «Воспоминаниях о П. И. Чайковском», Тургенева «возмущали некоторые частности оперы, но вместе с тем он приходил в восторг от музыки и, между прочим, сказал: „Для меня, например, Ленский у Чайковского как будто вырос, стал чем-то большим, нежели у Пушкина“».

На репетиции бывал и сам композитор. В письме от 11 марта 1879 года Надежде фон Мекк, меценатке и почитательнице таланта Чайковского (Переписка с Н. Ф. фон Мекк. 1. 1876–1878 доступна на портале Президентской библиотеки), он пишет: «Сначала я сомневался, поеду ли в Москву по этому случаю, но теперь мне до того захотелось увидеть сценическое воплощение своей мечты <…> что моя поездка в Москву не представляет никакого сомненья».

Невероятный успех «Евгения Онегина» некоторые музыкальные критики объясняют внутренним состоянием композитора, в котором он находился, сочиняя бессмертную оперу, насыщенную огромной творческой силой, любовью к жизни, но при этом связанную с теми настроениями разочарования и смятения, которые переживал сам Чайковский.

Для своей новой оперы Пётр Ильич сюжет выбирал долго. Он писал композитору Танееву (с Письмами П. И. Чайковского и С. И. Танеева также можно ознакомиться на портале Президентской библиотеки): «Я ищу интимную, но сильную драму, основанную на конфликте положений, мною испытанных или виденных, могущих задеть меня за живое».

После смерти Петра Ильича Чайковского Антонина Милюкова написала воспоминания, которые были опубликованы на страницах «Российской музыкальной газеты» в 1913 году, в которых есть такие слова: «„Евгений Онегин“ — самая лучшая из всех его опер. Она хороша, потому что написана под влиянием любви. Она прямо написана про нас. Онегин — он сам, а Татьяна — я. Прежде и после написанные оперы, не согретые любовью, — холодны и отрывисты. Нет цельности в них. Эта одна хороша с начала до конца».